Фильм «Леело»

Принято думать, что критику не следует говорить о том, чего в фильме нет. Но как и всякие догмы, эта тоже годится далеко не на все случаи. Вот и в этом случае мне хотелось бы выразить сожаление, что еле заметно промелькнули, оказались лишь декларативно обозначенными две темы, которые, будучи развитыми, безусловно, еще более обогатили бы фильм «Леело». Первая — традиции и современность. Вторая — связь эстонской культуры с другими национальными культурами нашей страны.

Итак, «Леело» — фильм-репортаж, а репортаж, как известно, жанр журналистики. И, тем не менее, фильму присущи черты образности, которые поднимают его как бы до коллективного портрета всего эстонского народа. Стремление рассмотреть и осмыслить явления в их совокупности, в связи с большими общественными категориями всегда было одной из отличительных черт искусства социалистического реализма. В этом смысле эстонский документальный кинематограф естественно и последовательно следует основным линиям развития всего советского искусства.

Не составляет исключения и фильм «Солнце. Море. Земля», по фактуре весьма близкий «Леело». Последний — репортаж о всенародном празднике песни, первый — о празднике танца.

Повторяется ритуал празднества — по улицам Таллина движется многотысячное шествие танцоров, и весь город, похоже, идет в направлении стадиона. На первый взгляд кажется, что фильмы отличает один от другого лишь фактура. Но это не так. Правильнее было бы сказать, что фактура определяет те качества, которые породили своеобразие каждого фильма. И это особенно заметно в монтаже эпизодов массовых выступлений. Выступление хоровых коллективов — действие статичное, танцевальных — сама динамика. Отсюда — очень эмоциональный, острый монтаж в «Леело» и более спокойный в картине «Солнце. Море. Земля». Фактура второго фильма определяет и еще одно его качество— это не только коллективный портрет эстонского народа, не только кинодокумент, представляющий большой этнографический интерес. Почетное место в празднике занимало исполнение танцев многих народов нашей страны, народов других социалистических стран. И это сделало фильм «Солнце. Море. Земля» репортажем о празднике дружбы народов, гимном великому братству.

Социологический подход к осмыслению явлений окружающей действительности проявился и в фильме «511 лучших фотографий Марса». Сюжет этой картины изложить не просто, она построена на образном осмыслении философской поэмы, в основе которой — довольно простой факт: из всех снимков Марса пятьсот одиннадцать % сделанных в одной из обсерваторий, были йризнапы лучшими, наиболее полно отражающими характерные особенности этой планеты.

С «511 лучших фотографий Марса» начинается завязка — традиционная экскурсия по Ратушной площади, экскурсия, каких десятки проходят ежедневно через Старый город. Экскурсовод рассказывает, в частности, о таллинских кафе — характерной черте традиционного быта горожан. И камера переносит зрителя в одно дз кафе, где сидят пенсионеры.

Мы не слышим, о чем говорят эти люди. Но мы видим их лица, спокойные и умиротворенные. Мы видим их глаза — живые и углубленные в себя, пх жесты — размеренные и вяловатые, энергичную мимику их старческих лиц. А за кадром звучат стихи — о красоте и уродстве, о времени и вечности. Одну за другой экран «перебирает» живые фотографии «планеты», неведомой тем, кто молод…

А потом снова кафе. Кафе «Москва», где вечером собирается молодежь. И снова экран начинает «перебирать» фотографии — десятки, сотни живых фотографий молодых людей, юношей и девушек. Бесконечное разнообразие лиц, калейдоскоп костюмов. И все же возникает ощущение, что все они, эти лица, немножко похожи одно на другое, что есть в них нечто общее. Что же это за «нечто»? И снова неведомая для нас «планета», на этот раз «планета» тех, кому больше тридцати.

Есть люди, которые предпочитают татуировки на теле. Но не каждая татуировка приносит радость в будущем. Если вы хотели бы поправить или исправить изображение на коже, рекомендуем обращаться на сайт www.tatt1.ru/uslugi/ispravlenie-tattoo/. Делают качественно.

Размещено в Блог, Гогет.